Интервью с Верховной Жрицей

waterhouse12

 

Верховная Жрица голландского ковена и международный координатор Языческой Федерации Моргана совершенно не похожа на сюзерена, который упивается манией величия и расписывает спины последователей розгой традиционализма. Напротив, она направляет их как внутренний голос, спокойно и мягко, и, загадочно улыбаясь, развенчивает все представления о незыблемости иерархических структур.

— Что необходимо Верховной Жрице, чтобы полноценно выполнять свою миссию в современном обществе? — спросила я у Морганы.

Сегодня невыносимо жарко. Мы сидим в залитом солнцем саду среди изобилия красок и ароматов, а вокруг кипит жизнь.

— Верховная Жрица – это парадокс, тайна. Безусловно, самосовешенствование для неё очень важно, но и единомышленники[1] при этом так же важны: они подпитывают Жрицу, а она – их. Это органический обмен, — Моргана дарит мне свою знаменитую улыбку.

И объясняет основные различия между официальной церковью и древними природными религиями. Церковь патриархальна и иерархична, в ней много безапелляционных правил, которым адепты должны беспрекословно подчиняться, чтобы соответствовать предопределённым ролям. А природная религия похожа на живой организм – она постоянно изменяется и развивается; все её последователи связаны между собой, но при этом каждый волен избрать свой собственный путь.

— С точки зрения духовного опыта, стремление быть похожими друг на друга не оправдано, ведь природа разнообразна, и каждый листик на дереве уникален, неповторим: он является частью дерева и зависит от него, а дерево нуждается в листьях – в каждом из них, – чтобы дышать.

Начнём с того, что Моргана никогда не соблюдала канонических предписаний. Ей было гораздо важнее следовать зову сердца и искреннему желанию помогать людям раскрывать их потенциал, чем пытаться подстроиться под какую-то роль.

Morgana  С этого глубокого чувства симпатии к людям и началось её духовное путешествие. Покинув Ливерпуль, Моргана три года обучала детей-инвалидов в школе антропософского[2] профиля в Голландии. Там она познакомилась с будущим мужем, Мерлином, который к тому времени уже читал книги о Викке.

Школа закрытого типа и прекрасный коллектив дали ей уникальную возможность пробудиться и расти духовно. Правда, прохристианские воззрения антропософов вызывали у Морганы стойкое неприятие. Устав от этого, она отправилась в Индию по «пути хиппи[3]», и в её жизни началась новая глава.

В этот раз Моргана искала такой духовный Путь, который приветствовал бы и женщин, — и Индия, духовная Мекка семидесятых, наверняка могла что-то предложить. Через Афганистан Моргана приехала в Нью-Дели, где целый год обучала слепых и глухих.

Индия произвела на Моргану по истине колоссальное впечатление: эту страну считали духовным центром мира несмотря на то, что она находилась на грани войны, крайней нищеты и политической нестабильности, а сторонники различных религиозных группировок бросались друг в друга камнями прямо на улицах. Ценой огромных эмоциональных усилий Моргана смогла выжить и достигла таких пределов своих способностей, о которых прежде даже не подозревала.

По возвращении в Англию ей пришлось испытать невероятный культурный шок. Запад показался «механическим», а в «Хитроу[4]» даже пахло машинным маслом. На фоне жаркой, яркой и оживлённой жизни в Дели Лондон выглядел холодным, серым и автоматизированным. И Моргана сбежала в Голландию, где её ждали работа и Мерлин.

Вдвоём они взахлёб читали книги о Викке, пытаясь следовать гарднерианской версии обучения и постижения викканского пути, направляли и поддерживали друг друга.

Но Голландия менялась. Беззаботный, спокойный характер работы исчез, как только на экономическом горизонте страны замаячил кризис и конкуренция стала жёстче. Моргану сократили – и оба оказались один на один с жестоким материалистическим миром.

С последними деньгами на руках они отправились в палаточный тур по известным колдовским местам Великобритании. В одном из магазинов Мерлин обнаружил любопытный адрес, который захотелось проверить. Поиски привели их к дому в Брайтоне[5]. Им открыл мужчина. К их удивлению он произнёс: «Проходите, мы вас ждали».

Моргана и Мерлин провели в Брайтоне несколько недель, интенсивно обучаясь у хозяина и хозяйки дома. Потом они получили посвящение в гарднерианскую Викку и вернулись в Голландию, чтобы организовать свой собственный ковен. Это было в 1979 году.

К тому времени официальный устав Языческой Федерации[6] уже вступил в законную силу, и волна новых верований устремилась в Нидерланды; из США пришли течения Нью Эйдж и женские духовные объединения, а из Великобритании – гарднерианская и александрийская традиции Викки.

Я замечаю, что Моргана никогда не использует местоимение «я», когда говорит о себе как о Верховной Жрице, и она с воодушевлением отвечает:

Morgana and Merlin    — В царстве «я»  практически полностью игнорируют тот факт, что в этой жизни мы работаем вместе. Как живые существа мы отвечаем друг перед другом и перед нашей планетой. В мышлении современных людей господствует такое представление, что «я» – это только вот здесь, — Моргана складывает руки горсточкой, — это что-то отдельное и изолированное, а всё, что снаружи – это другие.

А затем широко разводит руками, указывая на сад, на небо, на всю Голландию, и подаётся вперёд:

— Но это не так! Это всего лишь отговорка. И вот ведь какой парадокс: сказать только «я» – значит уклониться от персональной ответственности, и если это не персональная ответственность перед всем миром, то тогда «мы» – совершенно бессмысленное понятие!

Моргана описывает ковен как большую, счастливую, хаотичную семью с мамой и папой, которые направляют и защищают своих детей. Так и есть: ковен – это семья для всех его членов. Они приходят «домой» во время инициации и под надзором старших проживают все стадии «взросления»: у них режутся молочные зубы, их учат ходить, им по-юношески интересно проверить свои силы, а потом настаёт пора зрелости – дети готовы покинуть родительский дом и создать собственный очаг. Но даже тогда они остаются частью большой семьи.

Для свободного выбора религии в мире сделано немало. Тем не менее, Моргана считает, что викка по-настоящему никогда не будет на виду.

— Викка – мистическая религия, а мистическая сторона вещей – это личное откровение, оно не может носить массовый характер. Тех, кто настроен серьёзно, ждут долгие годы обучения и преданность избранному Пути: почитающие Богиню должны присягнуть ей на верность, и к этому нельзя относиться легкомысленно. Современные люди не знают, что такое преданность слову и делу, а ведь во все времена клятвопреступление считалось хуже убийства!

          Сегодня среди последователей викки наблюдается расслоение. Есть убеждённые традиционалисты, посвятившие себя waterhouse04длительному, тяжёлому обучению и соблюдающие клятвы верности, смирения и духовного поиска; они чем-то напоминают монахов в монастырях. И есть те, кто искренне готов помочь окружающим, говорит замечательные вещи и, возможно, проводит лунные ритуалы; эти виккане похожи на мирян, которые изредка ходят на службы и считают себя добрыми христианами, но на большее не решаются.

          Языческая Федерация придерживается трёх основных принципов[7], и каждый, кто подаёт заявку на вступление, с ними согласен. Это объединяет всех под одной крышей даже в том случае, если заявители не примут посвящения. В любом деле у язычника всегда есть выбор – «да» или «нет».

Моргана занимает административную должность в банке и проводит там тридцать шесть часов в неделю. С её слов, ей легче справиться с рутиной и конкуренцией на рабочем месте, чем Мерлину. Она разделяет рабочее и духовное:

— В каком-то смысле так проще: работа с цифрами не ставит тебя перед выбором духовного плана, как это бывает, когда ты работаешь с людьми и особенно с детьми.

— С детьми я не могу держаться отстранённо, я вовлекаюсь эмоционально, и мне хочется принять их в мою семью. А с цифрами у вас такой фокус не пройдёт! — и добавляет, — Правда, в последнее время это даётся не так легко. Мне становится не по себе от того, что происходит на работе. Я не разделяю позицию моих коллег по определенным вопросам и чувствую, что скоро наступит конфликт между моими духовными принципами и профессиональными обязанностями.

Какие у неё планы будущее?

— Стареть «красиво» я не планирую, — Моргана смеётся, солнце светит ей в лицо. Сад изнывает от жары. Огромный багровый цветок выглядывает из-за моего плеча, а она продолжает:

— У меня несколько задумок. Первая – это библиотека. Хочу собрать коллекцию древних книг, которая ни в чём не уступила бы роскошной Александрийской библиотеке. На мой взгляд, слегка амбициозно, —  она понижает голос и подмигивает мне, а я чувствую, что ей не терпится приступить к этому проекту.

— Мне хочется передать свой опыт и узнать, каково это – быть полезной «старой каргой». Западная цивилизация невероятно расточительна: старых и мудрых убирают подальше с глаз – в дома престарелых. Роль «старейшего», «старейшины» перестала существовать. Я хочу сформировать новый тип человека преклонного возраста, которого принимают и почитают в современном обществе.

— Всегда была первопроходцем, и мне хочется сделать это ради нашего будущего – создать благоприятное общество для пожилых людей, где они будут полезны, где им будут помогать. Возможно, те из них, кто больше не в состоянии физически присутствовать на ритуалах, продолжат работать на астральном плане и вместе с остальными попробуют преодолеть ограничения возраста, будут развивать необходимые для этой поры таланты и помогут подготовиться к Переходу тем людям, чьё время пришло. Мы уже пережили нашу первую смерть, и, очевидно, подобное будет случаться всё чаще и чаще[8]. Мы все теперь взрослеем, — Моргана ненадолго замолкает и перестаёт энергично жестикулировать.

— Хочу организовать такое пространство, где мне самой будет приятно провести последние дни. Представляете меня в доме the High Priestessпрестарелых? Да это просто ужас – в самом конце Путешествия втиснуться в общепринятый шаблон!

— А сейчас чему ты больше всего рада? – интересуюсь я.

В ответ она широко раскрывает руки и светится:

— Я наслаждаюсь свободой делать то, что делаю. Это абсолютный подарок. Никогда не чувствовала давления со стороны правительства или конкретного режима, поэтому я благодарна за место и время, в которые родилась. Само осознание того, что у тебя на самом деле есть, на фоне цинизма и жестокости современного мира – это наивысшее счастье. Жизнь невероятно хрупка: всё может измениться в мгновение ока. Наслаждайтесь тем, что у вас есть.

Как Верховной Жрице Моргане не приходится сталкиваться с «проблемами управления» и «офисными войнами», поскольку эти понятия ей совершенно чужды. И утомительного лавирования между повседневными ролями, или мантиями, для неё тоже не существует, потому что мантия у Морганы одна. Она просто следует за Богиней – сердцем, разумом и душой – всякий раз, когда приходит на работу в офис, помогает кому-либо советом или отдыхает. Какие бы испытания не готовил ей грядущий день – это всё разные складки одного одеяния. Мантии, в которой Моргана вольна наслаждаться жизнью, – и наслаждается! Викканское наставление гласит: «Поступай согласно Воле своей, только если не приносишь вред». И Моргана живёт именно так.

Аннемари Скьольд

Переводчик: Елена Агафонова.

Редактор: Гвиддон Харвестон.

Русская версия статьи впервые опубликована на сайте российского отделения PFI здесь http://ru.paganfederation.org/materials_ru.php

Оригинал статьи Interview_Morgana_ASkjold


[1]   Моргана не произносит слова «ковен», это group – единомышленники.

[2]   Речь идёт о Вальдорфских школах, созданных основоположником антропософии Рудольфом Штайнером. Антропософия («наука о духе») – это религиозно-мистическое учение, которое опирается на учение Гёте и христианскую мистику неортодоксального толка и предлагает методы саморазвития и духовного познания человека.

[3]   «Путь хиппи» (hippy trail) – маршрут из Европы в Южную Азию (главным образом, в Индию и Непал) и обратно по железной дороге. В 60-70-е годы XX века такое путешествие было популярно не только среди хиппи.

[4]   Крупнейший международный аэропорт Великобритании; расположен недалеко от Лондона и соединён с ним линией метро.

[5]   Брайтон – город-курорт на южном побережье Англии.

[6]   В 1971 году несколько британских ковенов официально объединились в организацию – Языческий Фронт. В 1979 году её переименовали в Языческую Федерацию (Pagan Federation или ПФ).

Источник: http://www.michaelyork.co.uk/Domus/CV/confpapers/cp-40.html

[7]   Три принципа ПФ:

1. Любовь и Единение с Природой. Почитание жизненной силы и Её нескончаемого цикла жизни и смерти.
2. Жизнеутверждающая этика и моральная составляющая личности человека, предопределяющая, что каждый человек берёт ответственность за раскрытие и развитие своей истинной сущности в гармонии с внешним миром и обществом. Подобная этика часто определяется выражением: «Поступай согласно Воле своей, только если не приносишь вред».
3. Осознание Божественности, стоящей выше понятия пола, принимая и мужские, и женские аспекты Божественной Силы.

Источник: http://www.ru.paganfederation.org/membership_ru.php

[8]   С каждым из нас случаются такие вещи, благодаря которым мы меняем (подчас кардинально) взгляд на собственную жизнь, понимаем, что действительно важно для нас, а что нет, и узнаём подлинную ценность вещей. Это тоже реинкарнация: мы «умираем» и «рождаемся» вновь.

end leaf

Leave reply

Back to Top